Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Ричард и Лесли

Я очень люблю Ричарда Баха. Ну, не его самого, а его книги.
Для тех, кто не в курсе: его произведения автобиографичны. С вкраплениями литературного вымысла, конечно.
Да, кстати. Когда в этом году в свой день рождения я лежала на скале в Новом Свете, наслаждалась шумом морских волн, дельфинами и потрясающим розовым брютом, Ричард задел ЛЭП и не смог нормально посадить свой самолет, вследствие чего угодил в больницу.
Это было лирическое отступление.
А хотела я сказать, что в своей книге "Мост через вечность" он описывает поиски идеальной женщины. Некоего Совершенства. Мужчина за 40, разведенный, с кучей детей, разочарованный в институте брака, с огромным списком требований ко второй половине, дружит много лет с некоей Лесли Пэрриш. И вот, спустя годы, он замечает, что он необыкновенно счастлив рядом с ней. Она не удовлетворяет всем запросам из того длиннющего списка, но она, безусловно, та самая. Они женятся (да-да, человек, который ненавидит брак, принимает решение вступить в него). И живут вместе долго и счастливо. Много лет. Их любовь - мост через вечность. Она совершенствуется, видоизменяется. И они счастливы. Очень счастливы.
В "Бегстве от безопасности" они тоже счастливы.
И вот Ричарду 63. Они с Лесли прожили вместе около 20 лет. И развелись.
ОНИ РАЗВЕЛИСЬ, черт побери!!!
Их любовь, построенная на взаимном уважении и понимании, их прекрасная любовь - она РУХНУЛА. УМЕРЛА.
А я верила в их любовь. Это был как свет в конце тоннеля. Идеал. Правильная любовь, в которую можно было верить. Она казалась реальной. Она была реальной. А потом она умерла.
Да, он в 63 женился еще раз. И, видимо, он до сих пор счастлив с новой женой.
Но та любовь, в которую я верила, умерла.
И теперь мне не во что верить.

любовь живет три месяца

«Любовь живет три года. И ничего не попишешь. Сначала год страсти, потом год нежности и, наконец, год скуки. В первый год говорят: «Если ты уйдешь, я ПОКОНЧУ с собой». На второй год говорят: «Если ты уйдешь, мне будет больно, но я выживу». На третий год говорят: «Если ты уйдешь, я обмою это шампанским». И никто вас не предупредит, что любовь живет только три года». (Бегбедер)

Так вот: ни черта не три года. Любовь живет три месяца. А иногда мне думается, что и не больше трех недель.
Сейчас прошло меньше месяца с тех пор, как мы окончательно расстались, а я вдруг поняла: я же совсем об этом не думаю. Как будто это было не со мной. Или со мной, но невероятно давно.
Месяц страсти, месяц нежности и месяц скуки.
Когда мы расстались в первый раз (провстречавшись, кстати, всего два месяца), я говорила: «Если ты не вернешься, я покончу с собой». Я понимала, что это ужасно эгоистично, что нельзя удерживать человека такими чудовищными заявлениями. Что на этом любви, или продолжения любви, не построишь. Но я не могла сказать иначе: я не могла спать, не могла есть, не могла читать, разговаривать с людьми, ходить в магазин или к соседям. Я не могла чувствовать ничего, кроме невыносимо-сильно-сжатого-в-тисках сердца и потока слез на своих щеках. И он вернулся.
И я понимала, что он вернулся только из жалости. Хотя твердил, что любит меня. А я уже тогда не верила в эти отношения. И вообще не считала их отношениями. Если меня спрашивали, встречаюсь ли я с кем-нибудь, я говорила "нет". Когда мы сильно поссорились (еще через месяц), то я уже говорила: «Если ты уйдешь, мне будет больно, но я переживу». Да, я знаю, что ты это читаешь. Если я этого не говорила тебе вслух, то уж точно так думала.
А потом наступил третий бегбедеровский «год». Я уже начала искать пути отступления. Я начала искать причины, по которым мы должны быть вместе. Я уговаривала саму себя. Однако мне не приходил в голову простой ответ «я просто больше его не люблю». Или «мы разлюбили друг друга». Однако на самом деле так оно и было, просто никому из нас это не приходило в голову.
Бегбедер писал, что однажды он очень поздно вернулся домой и решил не бриться. Хотя до этого брился каждый вечер, потому что жена не любила, когда он колючий. А потом он понял, что не побрился в тот вечер не потому, что устал, а потому, что разлюбил свою жену.
Так вот я сама не заметила КАК, но через три месяца я его разлюбила. Три, черт побери, месяца.
Он оказался совсем не тем человеком, в которого я влюбилась.
Я влюбилась в сильного духом, смелого, заботливого, веселого загорелого парня. В парня, который мог быть и страстным, и нежным одновременно. И невероятно очаровательным. В парня, который умел претворить чудо в жизнь. В парня, рядом с которым я испытывала нереальное ощущение счастья. В парня, который заставляет забыть обо всем на свете.
А он, тем временем, оказался совсем-совсем другим. И, заметьте, человека, описанного выше, я себе не придумала. Он действительно был таким. Что на него повлияло? Другой город? Осень, зима? Не знаю. Это оказался человек очень неуверенный в себе, замкнутый, угрюмый и ревнивый до маниакальности. Человек, отрезавший меня от всех моих друзей. Человек, забиравший абсолютно все мои силы и время (добрая половина которых уходило на глупые ссоры). Человек, приносивший мне переживаний и страданий в десятки раз больше, чем радости и счастья.
Марк Марронье убивался из-за того, что век любви так короток. Всего лишь три года. Нет, Марк. Любовь живет три месяца.

Да, да, сейчас мне будут говорить "это не так, любовь вечна", "ты просто не встретила еще нужного человека", "любовь не умирает, а совершенствуется, выходит на другой уровень". Черт побери, я хочу такой любви, как в первые недели. Чтобы бабочки в голове и счастье только оттого, что он сидит рядом. И чтобы взаимно.
Марк Марронье в итоге нашел ту самую. Ту, с которой любовь через три года не умерла, а была такой же живой и искренней, как и в начале.
Возможно, через пару лет я и сама скажу: "Это бред. Любовь живет вечно". Но сейчас я с уверенностью говорю:"Любовь живет три месяца. Всего лишь три гребаных месяца".